Можно ли признать общим кредит бывшего супруга?

Можно ли признать общим кредит бывшего супруга?

Ситуация, о которой идет речь, проста - муж взял целевой кредит на ремонт квартиры, но куда потратил деньги, точно неизвестно. Мужчина говорит одно, а его жена - другое. Ремонт супруги в итоге так и не сделали, а вскоре распался и их брак.

После развода мужчина решил взыскать половину невыплаченного кредитного долга с бывшей. Но для этого ему пришлось пойти в суд. В результате местные суды решили, что раз формально заем брали на ремонт квартиры, значит, он пошел на нужды семьи. Бывшая супруга уверяла, что никаких доказательств этого нет. К ее доводам прислушался Верховный суд РФ.

А теперь расскажем самые важные детали этого гражданского дела. История началась с того, что семейная пара после свадьбы поселилась в квартире мужа, которая досталась ему по наследству. Спустя три года после свадьбы супруги решили сделать в квартире ремонт. Для этого муж взял в банке кредит 5,9 миллиона рублей под 19,5% годовых. Кредит ему одобрили под залог, поэтому мужчина заложил квартиру, в которой семья жила.

На залог мужчина получил одобрение супруги - у нотариуса они удостоверили согласие на заключение договора залога. Но до ремонта жилплощади дело так и не дошло.

Супружеская пара не смогла определиться, куда на самом деле "ушли" 5,9 миллиона рублей. По словам мужа, всю сумму он отдал супруге. Якобы она решила "подзаработать", дав деньги под проценты своему знакомому. По версии супруги, никаких денег она не получала, а всю сумму муж забрал себе.

В общем, когда пара развелась, по решению суда у мужа забрали квартиру, потому что он перестал платить кредит. Вот тогда он решил взыскать со своей экс-супруги половину долга - 3,2 миллиона рублей. Именно такая сумма получилась с учетом процентов по кредиту и санкций за просрочки. Мужчина настаивал на том, что в браке взял заем на семейные нужды, поэтому его можно признать совместным. Спор заметил портал Право.ru.

Райсуд решил, что для раздела долга между экс-супругами важно, чтобы инициатива взять кредит была общей. А если это была идея одного из партнеров, важно, чтобы деньги тратились на нужды семьи. Так сказано в статье 39 Семейного кодекса - "Определение долей при разделе общего имущества супругов".

Пара была в официальном браке, жили вместе в одной квартире, деньги брали для того, чтобы сделать в ней ремонт. Именно это сказано и в цели кредита. То есть деньги потратили на нужды семьи, решила первая инстанция. Суд подчеркнул, что в этом споре есть и второе условие - одобрение займа двумя партнерами. Поэтому райсуд признал долг общим, а с бывшей жены взыскал почти 3,2 миллиона рублей.

ВС дело вернул в райсуд, чтоб он нашел доказательства, что жена имеет отношение к кредиту

Апелляция оказалась такого же мнения. Бывшая попыталась обжаловать решение в кассации. Она указывала на ничтожность своего согласия на оформление залога - ведь квартира была не совместно нажитым имуществом, а личной недвижимостью мужа и она не могла ею распоряжаться. Кассация отметила важность факта, что жена подписала это соглашение, значит, знала о кредите. Поэтому решение о разделе не изменили.

После этого экс-супруга отправилась в Верховный суд. Там женщина уверяла, что местные суды подошли к определению цели платежа формально. Они обратили внимание только на то, что изначально деньги в банке брали для проведения ремонта. На самом же деле никаких ремонтных работ не было, о чем бывший и она не спорили.

Еще женщина объяснила, для чего она дала согласие на заключение договора залога. По ее словам, на нотариальном удостоверении настоял ее муж. Она же понимала, что бумага не имеет юридической силы, ведь собственником квартиры был муж. По версии мужа, он вместе с женой поехал в банк, где перевели всю сумму некому однокласснику. Но жена отрицала сам факт. А муж не смог вспомнить ни банк, ни его адрес. Райсуд делал запросы в кредитные организации, но похожего перевода не было. Тогда ВС акты трех инстанций отменил, а дело вернул в райсуд, который должен найти доказательства, что жена имеет отношение к кредиту.

Определение Верховного суда № 5-КГ21-91-К2